Веселые истории из жизни

Юмористический проект осТРИё

Веселые истории из реальной жизни

Да чтобы черти побрали педагогов и психологов с их ранним развитием! И меня заодно, что я этим увлеклась.

Наша трёхлетняя дочь всем желающим на детской площадке рассказывает жуткие истории в духе гангстерских 90-х про «хорошего бедного дяденьку, у которого было очень много детей надо прокормить и ещё жену красивую, но с косыми глазами. И потом его посадили в тюрьму, а он там говорил с птицами. А потом злой дяденька его пристрелил, и он совсем умер, и его закопали на складе... на складбище. А жена ушла к другому дяденьке, тоже хорошему, и ещё нарожала...»

Мамки с площадки на меня смотрят круглыми глазами, как на жену Саши Белого, и разговаривать перестают. А я в тоске думаю, что рано было дочери про дуэль Пушкина и Дантеса рассказывать... И всю подноготную семейства Пушкиных-Ланских тоже не стоило бы пока расписывать в красках... И стихотворение «Сижу за решёткой в темнице сырой» было явно не для её возраста...

 

 
 

 

Переводчики Сергей и Витя во время визита в Батуми стоят посреди какой-то маленькой площади с картой и пытаются сориентироваться. К ним подходит небольшой приятный старичок и интересуется, не евреи ли они случайно. Сергей и Витя, оба круглолицые блондины, изумленно подтверждают, что они — да, евреи. Очень обрадованный старичок говорит, что он так рад видеть в Батуми евреев, что в Батуми очень не хватает евреев, что все евреи из Батуми уехали и Батуми стал совсем не тот.

— Даже в синагогу ходят армяне, — говорит старичок со вздохом.

— Вы, наверное, еврей? — осторожно спрашивают Сергей и Витя.

— Армянин, — печально отвечает старичок.

 

 
 

 

Учительница одной из средних школ была оштрафована за невинный, на ее взгляд, поступок – она показала ученику свою обнаженную грудь. Причем не просто так, а в качестве воспитательного метода, потому что школьник покрыл классную доску непристойными словами и картинками.

47-летняя женщина заявила, что ничего сексуального в своей обнаженной груди она не видит, и показала ее как ответ на каракули нерадивого ученика: «Я сделала это быстро, так что он ничего не успел толком разглядеть. Таким образом, я пыталась остановить его от рисования непристойностей на классной доске».

 

 
 

 

В Самаре есть монумент - самолет ИЛ-2 (здесь их делали во время войны). Как-то зимой знакомые ребята пошли гулять (уже выпившие, естественно)! И решили залезть на этот самолет, а постамент довольно высокий. Залезть-то залезли, но один из ребят поскользнулся на крыле, упал и сломал ногу. Остальные звонят в Скорую помощь:

- Приезжайте, у нас человек ногу сломал!

- Как?

- Он с самолета упал!

Дежурная выругалась на счет шутников и повесила трубку. Пришлось звонить повторно и объяснять, что это не шутка, что за самолет, и что нога действительно сломана!

 

 
 

 

Лет 15 назад я работал в одном «ящике» настройщиком аппаратуры... У каждого настройщика был свой персональный стол с приборами, ящичками, плеером (люди мы тогда совсем были молодые и музыку любили послушать), ну, и чайными принадлежностями. Что-что, а чайные церемонии у нас были не хуже чем у японцев. К 8-00 пришли, а в 9-00 уже чаи гоняем.

Так однажды, летом, а в это время я на работу ездил с дачи, зная, что у меня кончились «патроны», т. е. сахар, я попросил жену кинуть мне чего-нибудь сладенького в сумку, сахару аль песку... Пробило 9-00, я весь в работе, конец месяца, у меня авральная работа, мои коллеги подгребают ко мне и просят сахара или песка. А я им говорю:

- Да вон у меня в сумке возьмите, только не мешайте мне, а то меня мастер уже и так достал со срочной работой.

Народ тихо ушел... Минут через пять-десять, опять подходят.

- Гарик, давай, передохни, чайку попей что ли, работа не волк, в лес не убежит.

Собственно у меня выкроилось 5 минут для отдыха и заварил себе чайку... Залезаю в сумку, беру выданный мне женой «песок». Чую на ощупь, что что-то он мелковат, не бывает такого мелкого помола! Пробую на пальцем на вкус... Соль! Так вот почему эти прохиндеи меня чайку заставляли попить! Этот случай надолго запомнился всем, никто мне не верил, что я это не подстроил нарочно...

 

 
 

 

Еще летом рассказала знакомая. Вдоль дорог в нашем городе растут грибы - шампиньоны. Так как движение интенсивное, выхлопные газы и прочее, то разумный человек, конечно же, собирать не станет. Собирают их лица бомжеватого вида, которым на здоровье, как и впрочем на все остальное, уже далеко уже все равно. Так вот заходит один такой "Бомжик-грибник" после "тихой" охоты в троллейбус. В руках полный полиэтиленовый пакет переросших шампиньонов. Одна из пассажирок троллейбуса, заботясь о его здоровье, укоризненно говорит - "Ну как же вы это едите?" На что получает философский ответ: "Милочка! Если бы вы знали, что я пью!.."

 

 
 

 

Знаете есть такие рекламки-агитации, пропагандирующие «не курение»? Так вот. Стою я на крыльце родного университета, спокойно себе курю. Тут попадается мне на глаза такой небольшой плакат, помещенный на входную дверь в учебный корпус, следующего содержания: «Экстракт никотина из 5 папирос убивает кролика (символический трупик бедного кролика), а из 100 - лошадь (ну и туша коварно отравленной лошади, тоже символическая), а в низу, конечно же, бросай курить большими буквами.

Невольно на ум пришел слоган: ««Беломорканал» - убей в себе кролика и лошадь!»

 

 
 

 

Представьте себе желтое солнце из окна. Лекция, все делают вид, что пишут, но всем лень и охота на улицу и пивка. Преподаватель понимает и делает попытку как-то разрядить обстановку:

- Вот Вы тут все пишите, а вот Маша губы красит, и, кстати, одну уже накрасила.

Вопрос из зала:

- А какую правую или левую?!

Бурные аплодисменты переходящие в овации и полный конец лекции.

 

 
 

 

Ночь. Трамвайная остановка. Подъезжает очередной трамвай, из полуоткрывшейся двери выпадает на полкорпуса пьяный мужик, обводит мутными глазами остановку и произносит:

- Е… вашу мать, уже час ночи!

Чья-то рука рывком втаскивает его обратно, двери захлопываются, трамвай исчезает. После минутной паузы кто-то произносит:

- Так вот они какие, часы с кукушкой…

 

 
 

 

Давно еще, когда был Советский Союз, к нам на аэродром, начиная с весны и до поздней осени прилетал по очереди весь Варшавский договор. Стреляли они у нас ракетами. Тренировались. У них-то там тесно, можно было в каких-нибудь соседей-капиталистов случайно попасть. А у нас хорошо, максимум верблюд пострадает. Зазевавшийся.

А мы вынужденно наблюдали. Люди разные они были. Поляки как прилетят, в первую очередь джинсы выгружали, на продажу. Болгары не стеснялись и при случае, на отличном русском, просили помочь починить самолет. Кубинцы единственные на тот момент, у кого в армии на равных с мужиками служили женщины. И немцы, дисциплинированные до безобразия, мыли через день самолеты с мылом, и могли их разбирать на полосе до такого состояния, что волосы вставали дыбом.

Мы иногда помогали им летать, изображая крылатые ракеты. Но чаще у нас был парко-хозяйственный день, то есть все сидели на лавочках в расположении эскадрильи и курили.

И вот в один из таких дней, когда летали немцы, техник Васильевич не выдержал.

Да, предварительно, надо пояснить, что когда идут полеты, на аэродроме всегда работала громкая связь, то есть в любом уголке было слышно: «Посадка двадцать, двадцать два».

А в тот день, с утра, бесконечно гремел над головой немецкий язык, типа: «Ахтунг, ахтунг, зибцейн ландунг, треффен битте».

Васильевич тогда слушал, слушал, вдруг резко встал и сказал: «Да что же такое. Вот я вроде не застал войну, почему мне так хочется схватить автомат, бежать на полосу, стрелять и кричать «За Родину, за Сталина».

 

 
 

 

Жена (учительница) рассказала. Пришел в школу мужик, отец пятиклассницы. И заявил:

- Дайте мне инструкцию, как воспитывать ребенка.

Дожили.

 

 
 

 

Ездил я тут одно время на славном автомобиле «Peugeot 205». Машина достойная, да вот только клаксон у нее был странный. Для подачи гудка надо было нажимать не на центр руля, как у людей. Там надо было вдавить поворотник к рулевой колонке. Потом я пересел на другую машину. В ней все было как у людей. Но рефлекс остался. И теперь, когда меня подрезали, передо мной выпрыгивали пешеходы или в других стрессовых ситуациях, я со злобной рожей... омывал лобовое стекло. Именно так реагировала моя новая машина на вдавливание поворотника. Интересно, что думали про меня мои "противники" по движению?

 

 
 

 

Сижу сегодня на работе и слышу коллеги переговариваются:

- Слышал Samsung автомобиль выпустил...

- Не знаю, не знаю, но если он такой же как их CDrom, то он ничем не тормозится, жутко свистит и разрывает пассажиров на куски...

Красивенькая перспективка...

 

 
 

 

Дело было так. Открыли филиал банка, естественно, получили телефонные номера, а они, как это обычно бывает, раньше были у кого-то другого. Так вот, номер телефона нашей бухгалтерии раньше принадлежал кафе, он так и в телефонном справочнике значился. И стали люди звонить в кафе, а попадали в банк. Я уж не говорю о том, сколько мяса, масла, муки и т. п. нам предлагали, но один разговор запомнился особенно. Звонок, беру трубку. Диалог следующий:

- Алло! Кафе?!

- Нет, не кафе.

- А кто?

Отвечать, что это банк уже надоело, стараюсь отмахнуться:

- Это - не кафе!

- А кто это?

- Ну, какая вам разница?

- Девушка, а в справочнике написано - кафе!

- Номер сменили.

- Алло! Девушка, ну, скажите честно, какая у вас организация.

- Это БАНК! - достал уже вконец...

И тут раздается тяжелый вздох, полный горестного разочарования:

- Да-а-а... Гармонист вам не нужен!..

 

 
 

 

Жена с вечера приготовила огромные макароны-ракушки, фаршированные мясом. Ночью проснулся, захотел кушать, решил не будить жену и лишний раз не пикать микроволновкой для разогрева ракушек. Зажёг газовую плиту, на ложку кладу макаронину, держу ложку над огнём. Вижу макаронина прогрелась, закидываю ложку в рот... Такого крика жена давно не слышала...

 

 
 

 

Работаю я в США. Недавно вернулся из России, ездил родителей навестить. В аэропорту взял такси. Водитель-латиноамериканец очень словоохотливый попался. Хоть по-английски и говорит плохо, но много. Тараторил на смеси английского с латинским без умолку. В основном все о себе любимом рассказывает. Но, наконец, решил и на меня внимание обратить, спрашивает:

- А вы откуда прилетели?

Я отвечаю:

- Из Москвы.

- А, - говорит, - Россия, знаю, знаю, хорошая страна, только холодная. А я вот из Бразилии - там хорошо, тепло, а еще там очень много курвос.

- Кого-кого? - переспрашиваю я.

- Ну не знаю, как это по-английски. Зато могу по-итальянски сказать, или по-немецки.

- Лучше по-английски скажите.

- Говорю же, не знаю, как по-английски. Но на идише это произносится как "Бабенки"...

 

 
 

 

Давным-давно, еще до начала эпохи общедоступной мобильной связи, в моем отделе работала очень милая девушка Наташа. И вот она в один прекрасный день решила позвонить своей подруге домой. Так вот, эта подруга жила в квартире со своим очень стареньким дедушкой. Этот дедушка поднимает телефонную трубку:

- Алло?:

- Здравствуйте! А Олю можно?:

- Одну минутку...

Проходит 5 минут...10 минут......15 минут...20 минут... Наташа не выдерживает напряжения, вся уже на взводе бросает трубку на рычаг. Проходит минут 20, она решает попытать счастья во второй раз. Набирает номер:

- Алло?

- Здравствуйте! А Олю можно?:

- А я ее еще не нашел...

 

 
 

 

Поругалась с мужем. Сижу на кухне. Обидно, видеть его не хочу... Заходит, ставит три бутылки водки на стол со словами: «Будем пить, пока друг другу не понравимся...»

 

 
 

 

Дело было где-то в Белоруссии в 70-х годах. Работали два бульдозериста в лесу — дорогу строили. Пришло время обедать — заглушили трактора и сели рядом под берёзку. Один чувствует — что-то не то под задницей. Сунул руку под мох и вытащил бутылку заплесневелую, сургучом запечатанную. Посмотрел на свет — вроде не водка, желтоватое что-то. Ну, недолго думая, и шарахнул бутылку об любимый бульдозер. А в бутылке зажигательная смесь была — коктейль Молотова. Партизаны в войну спрятали. Ну и не стало бульдозера, конечно.

 

 
 

 

Лет в 7 отдали меня заниматься карате, ну и купили черное кимоно. Моя бабушка с какого-то перепуга решила, что белый пояс на черном кимоно как-то уж слишком выделяется и сшила мне на швейной машинке черный пояс. Лицо тренера, к которому заявилась на первое занятие малявка с черным поясом, я помню до сих пор.